БЕЗ ЗДОРОВЬЯ НЕТ ТОЧНОСТИ

 Урок # 2.    
Очень важно следующее: настоящее знание — это факт; знание каждого соответствует исключительно "квантовости " его осознанного Бытия: то, в чем я уверен, проявляется, поскольку я существую.

   
Это и есть познавать, "схватывать", а следовательно, развивать до состояния зрелости тот потенциал, который каждый извлекает изнутри посредством очевидных процессов.

   
В чем истинность чего-либо? В том, что оно самовыражается, тем самым делая себя и меня "зрячим".

   
Высказав это как "априори" на пути к "основному критерию действительности", мы подходим, во всяком случае с точки зрения онтопсихологии, к определенному способу отдавать себя.

   
Этому способу нелегко дать какое-либо традиционное определение, но его можно назвать "вводным методом", потому, что мы отклоняемся от истины в той мере, в которой познаем самих себя через других. Никто не может научить меня тому, кто я есть, а уверенность в своей истине может дать только непосредственное познание. Я познаю объект "в совместном существовании", становясь им, изменяя его согласно своему Бытию, своему существованию в нем.

   
Что же подразумевается под понятием "вводный метод"? Онтопсихология дает ему собственное определение как "допущение другого в свою истину": онтопсихолог может из своей действительности вызывать действительность другого, но исключительно согласно "величине", "мере" другого.

   
Ввести — значит запустить другого в свою реальность и оставить его там жить, существовать, "происходить". Ученик сам должен признать другого учителем или, точнее, признать себя подмастерьем, который самим фактом своего существования формализирует знания своего учителя.

   
Это в критериях онтопсихологической действительности и называется вводным методом: введение в существование и ничего больше.

   
Но чтобы достичь этого критерия действительности, необходимо использовать всего человека. Что это значит?

   
Современные исследования обычно базируются на осторожной рациональной диалектике или характеристиках великих ученых, запечатленных человечеством, в которых исследователь пытается достичь точности с помощью инструментов, чуждых ему самому, а если исследование связано с познанием истины, то оно практически безрезультатно, так как ведется при посредничестве других.

   
Когда я говорю: "необходимо использовать всего человека", я подразумеваю "человека с любым образом жизни". Предположим, я ученый, который прилетел с другой планеты изучить человека. С чего я начну?

   
Во-первых, я рассмотрю его как некий "нейтральный объект", то есть, испытаю его, проанализирую его слова, поведение и т. д. Но это только один из возможных путей. Во-вторых, я замечу, что человек, кроме всего прочего, еще и "спит" 7-8 часов из 24, при этом его жизнедеятельность не прерывается. Таким образом, я, ученый из другого измерения, сравниваю себя с этим непохожим на меня существом и тщательно его исследую. Мне все равно, сознательный он пли нет, я рассматриваю его как "связь действий ", то есть, познаю во "всех его движениях". Я вижу, что и во сне задействованы его психическая энергия и обменные процессы (дыхание, сердцебиение и т. д.), то есть, существует какой-то порядок, какая-то система, которую я должен познать. Я понимаю, что его сон важен, поскольку восстанавливает ему силы, и во время сна происходит его координация, а может быть, составляются планы.

   
Итак, я его изучаю даже спящего, что возможно, более эффективно, потому что во время сна человек находится в покое, не производит внешний хаос, другими словами, он более "организмичен в себе самом", а следовательно, его легче анализировать.

   
Я открываю, что у этого человека есть воображение: он может рассказывать что-то, но в себе самом ощущать совсем другое, например, эротические мотивации во время церковного обряда. Или же замечаю, как он непринужденно касается своего лба и как сдерживается, когда ему нужно коснуться половых органов. Меня как ученого это заинтересует, поскольку известно, что человек обрушивает наибольшее количество энергии на то, что находится под запретом.

   
Серьезный ученый, исследуя некую заданную действительность, должен игнорировать факторы, чуждые предмету его изучения. Изучать человека следует так же бесстрастно, как и химическую валентность, микробов или насекомых. Более того, именно потому, что человек намного важнее химической валентности, ученый должен быть свободен от любых условностей для понимания безмерной ценности, а следовательно, всего огромного значения существования или психической энергии человека. Если я ученый или хотя бы считаю себя таковым, то я должен быть свободным и прозрачным, чтобы, исследуя человека, суметь его индивидуализировать "там, где он по-настоящему есть".

   
Чтобы узнать человека, необходимо беспристрастно исследовать его "всего" — от простейших биологических процессов организма до метаболизации трансцендентньгх форм, так как если не изучить с полным доверием всей глубины его многогранного повседневного существования, то это нельзя назвать наукой.

   
Надо заметить, что совершенно бессмысленно исследовать "загадку" человека: честно говоря, человек выбран в качестве загадки, но сам по себе ею не является. Столетиями люди, устанавливающие исторические каноны, представляли человека загадкой, что является только следствием их определенного выбора, никак не связанным с человеческим разумом.

   
Если я существую в той мере, в которой "я существую", "я есмь", то я могу "быть вместе", быть совестью, размышлять, и это мне совсем не трудно: это уже во мне есть.

   
Следовательно, если я себя не знаю, то это только потому, что сам так считаю, но с научной точки зрения я не вправе называть "непознаваемым" то, что сам решил не познавать.

   
Итак, онтопсихология отрицает всякую "таинственность" вокруг человека, который на самом деле просто не посвятил самопознанию всего себя, не познал себя с точки зрения того, "как" или "насколько". Все это он проживает, в этом действует, однако, чтобы он это познал во всей "полноте", необходимо побудить его проанализировать именно то, что обычно считается "второстепенным" и "подсознательным": сны, мечтания, образы, фантазии и т. д.

   
Таким образом, изучение человека во всех его жизненных проявлениях — это ключевой момент онтопсихологии.

   
Именно незнание или недостаточное знание себя самого приводит человека к болезни, неврозам, страданиям. Для достижения собственной истины — критерия реальности — необходима "психотерапия аутентификации", в процессе которой человека исследуют, чтобы проверить, знает ли он себя таким, какой он есть. Именно поэтому онтопсихология использует также психотерапевтический момент, так как психотерапия — это введение в любой вид познания, поскольку необходимо восполнение "первоначального чувства" априорности как единственного критерия реальности, открыть который можно только при помощи собственной субъективной индивидуальности.

   
Речь, следовательно, идет не о "лечебной" психотерапии в классическом понимании, а о некоем орудии познания, с помощью которого человек достигает своей истины. Тот, кто хочет узнать истину о себе самом, должен сначала "проверить себя", став аутентичным самому себе.Что подразумевается под аутентичностью? Быть в согласии со своим изначальным или априорным Ин-се. Только собственная "полнота" может послужить источником роста как для себя, так и для других. Проверить объективно то, что очевидно или познается только на опыте, можно лишь при "функциональности" субъекта: то есть, это согласуется с его модулями существования на организмическом, психологическом и моральном уровнях. Следовательно, все хорошо.

   

    А. Менегетти

ЗАДАТЬ ВОПРОС >>>

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.