МИФ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ

И все же в древнеиндийских источниках остаются сведения, которые трудно оценить иначе как отражение каких-то представлений об арктических областях. Средневековый ученый Бхаскара-ачарья в астрономическом трактате писал, что в областях у Северного полюса «полгода постоянный день, полгода постоянная ночь». В другом, более раннем, астрономическом сочинении «Сурья-сиддханта» сообщается, что в этих же районах «боги видят солнце после одного восхода в течение половины его кругового вращения». Подобные данные содержатся и во многих других индийских научных трактатах и религиозных текстах периода поздней древности и раннего средневековья. Интересно, что эти сведения были подробно рассмотрены в специальном разделе фундаментального труда «Индия» великого среднеазиатского мыслителя и ученого уроженца Хорезма Бируни (973—1048). Бируни живо интересовался самыми различными науками, с глубоким уважением относился к культурным достижениям многих народов, в том числе народов Индии. Он изучил санскрит, тщательно ознакомился с многими индийскими научными и религиозно-философскими сочинениями, консультировался с пандитами — знатоками древних культурных традиций.
Поражает знание Бируни многочисленных индийских источников. Он неоднократно цитирует трактат одного из крупнейших математиков древней Индии, Брахмагупты (начало VII в.), «Брахма-сиддханта». Бируни приводит следующие слова Брахмагупты об области у Северного полюса: «День обитающих там ангелов будто бы длится шесть месяцев, и их ночь также длится шесть месяцев». Бируни цитирует и отрывок из сочинения известного древнеиндийского астронома Арьябхаты (V в.), согласно которому эта область—царство ангелов — «находится в зоне холода», «севернее любого места на земле». Правда, и у Брахмагупты, и у Арьябхаты сведения о явлениях, которые мы могли бы назвать «полярной ночью» и «полярным днем», прежде всего выступают как дань прочно укоренившимся в индийской литературе представлениям о стране на крайнем Севере. Недаром оба ученых называют ее царством ангелов и включают в текст своих рассуждений слова «будто бы». Это скорее традиционное понятие или принятый символ.
В главе «О различных видах суток и о дне и ночи» Бируни излагает представления индийцев о «человеческих сутках» (состоящих из обычного дня и обычной ночи), о «сутках предков» и «сутках дэвов» (т.е. богов). «Сутки дэвов» продолжаются целый год и слагаются из дня и ночи, длящихся по половине солнечного года. О «сутках богов» писали Арьяб-хата и другие индийские ученые. Бхаскара-ачарья, говоря о северной области, «где полгода постоянный день, полгода постоянная ночь», называет такой день «днем богов». Там, говорит он, священные существа видят солнце в течение шести месяцев, когда оно движется в пределах северной сферы; соответственно и путь солнца в этот период называется «северный путь». В ряде индийских источников в качестве синонима к термину «уттара-яна» употребляется «дэваяна» — «путь богов». Подобные представления восходят к значительно раннему времени, они существовали задолго до расцвета древнеиндийской математики и астрономии.
Возможно, такие сведения представлены и в древнейшем памятнике индийской литературы — собрании священных гимнов «Ригведы», составленном не позднее X в. до н.э. Следует, конечно, учитывать характер этого собрания религиозных текстов. Гимны имеют вполне конкретную цель—воздать хвалу богам и призвать их на помощь, чтобы получить богатство, здоровье, силу, защиту от врагов. Смысл многих отрывков гимнов «Ригведы» до сих пор остается не вполне ясным, ученые расходятся в трактовке ряда гимнов в целом. И трудно с уверенностью утверждать, что когда в «Ригведе» говорится о завершении периода темноты и начале «пути богов» (дэваяна), т. е. светлого времени, или о «приближении пути богов» с появлением зари, то здесь речь идет именно о том «пути богов», когда солнце не заходит в течение полугода.
Но те же понятия встречаются в последующей ведийской литературе—Брахманах, Араньяках, Упанишадах, датируемых временем до середины I тысячелетия до н. э. В них мы находим более определенные сообщения: день—это «путь богов», ночь — «путь предков»; «когда солнце, поворачивая к северу, находится в северной сфере, оно среди богов, когда оно поворачивает к югу и находится в южной сфере — среди предков»; «путь богов» (дэваяна), или «северный путь» (уттараяна), начинается с весеннего равноденствия. Подобное утверждение дополняется и еще более конкретным указанием: «год— это один день богов», состоящий из дня и ночи.
Что же понимается под такими определениями, хорошо видно из следующего отрывка «Законов Ману»: «У богов день и ночь—год, разделенный надвое: день — период движения солнца к северу, ночь — период движения к югу». «Законы Ману» (II в. до н. э.— I в. н.э.) — свод правовых норм, регламентирующих частную и общественную жизнь индийцев. И тем не менее и в нем встречается это любопытное свидетельство.
Сходные сведения мы находим и в эпических поэмах. Здесь они составляют часть легендарных повествований о героях, событиях, странах. Вот один из рассказов о сказочной стране на дальнем севере, где «вступление во мрак и выход оттуда, восход и закат лучезарного солнца, изгнание тьмы те витязи созерцали, и были день и ночь для них равны году». В этой стране, где оказались герои «Махабха-раты», можно было видеть, как высоко восходит в небе Большая Медведица («Семеро Риши»), как она вместе с другими созвездиями обходит круги вокруг укрепленной на небе Полярной звезды. А вот другой рассказ о той же таинственной стране: здесь «по полугодиям встает златокудрое солнце» и «остановившиеся воды принимают образы красивых украшений».Итак, перед нами не случайные и отрывочные сведения, а прочная и длительная традиция передачи определенного цикла представлений. Но для эпических сказителей в Индии эти представления уже не имели реальной основы. Они выступают как элементы мифа и связаны с другими мифическими образами и сюжетами. «Арктические» детали приводятся в связи с повествованиями о богах, героях, их бессмертии.
Невольно возникает вопрос: не вымышлены ли «полярные» представления так же, как и боги, мифические персонажи, потусторонняя жизнь? Есть ли критерий, который позволяет отделить в мифах фантастическое от реального, чисто сказочное от возможного? Перед нами встает интересная и сложная проблема, с которой так часто приходится сталкиваться исследователям истории, фольклора, литературы,— проблема соотношения мифа и действительности, сказки и реальности.
Прежде чем перейти к содержанию мифа, необходимо обратиться к фактам истории. В формировании современных индийских народов большую роль сыграли пришедшие некогда в Индию племена, называвшие себя ариями. Распространяясь по территории Северной Индии, они смешивались с местным населением и ассимилировали его. На их языках и диалектах были составлены ведийские гимны, «Махабхарата» и «Рамаяна», многие другие произведения индийской литературы. Языки и диалекты арийских племен легли в основу таких современных языков Индии, Пакистана, Бангладеш, Шри Ланки, как хинди, урду, бенгали, сингальский, маратхи, гуджерати, синдхи и др.
Вместе с иранскими они образуют индоиранскую ветвь индоевропейской группы языков. Эта группа—одна из наиболее многочисленных языковых семей мира; в нее входят славянские, германские, романские, латышский и литовский и ряд других живых и мертвых языков. Эти языки и сейчас имеют много общих черт. Еще более близкими были они в древности, когда племена, говорившие на индоевропейских языках, жили в непосредственном соседстве друг с другом, а по мнению некоторых ученых, составляли единую группу племен с единым языком.
Тесное родство индоевропейских языков было доказано еще в первой половине XIX в., когда возникло замечательное направление лингвистической науки — сравнительное индоевропейское языкознание. Выработанная этой школой строгая научная методика исследования позволила установить многие закономерности в развитии отдельных языков на различных этапах их истории, систему взаимоотношений друг с другом представителей обширной индоевропейской языковой семьи. Выводы сравнительно-исторической лингвистики о родстве языков индоевропейских народов выдвинули целый ряд новых проблем древнейшей истории этих народов, их происхождения, хозяйственного уклада, социально-политического строя, культуры. Центральное место занимает вопрос о времени и области их совместного обитания—прародине.
Арийские племена, пришедшие в Индию, в языковом и культурном отношениях были особенно близки к племенам иранской группы. На заре своей истории и те и другие поклонялись одним и тем же богам — доброжелательному к людям Митре, покровителю храбрых воинов могучему громовержцу Индре; они пели одинаковые священные гимны, хранили сходные мифы и легенды о своих любимых эпических героях; на ритуальных церемониях и празднествах жрецы приготовляли опьяняющую сому— священный напиток богов и бессмертных. На легких боевых колесницах их воины поражали врагов на войне и устраивали ристания в мирное время.
Удивительно похожими были социальная структура этих племен, общественное деление на военную знать, жрецов, свободных общинников, соответствующие идеологические представления и правовые нормы. Каждая из социальных групп ассоциировалась с определенным цветом (жрецы с белым, военная знать с красным и т.д.) и с одной из трех плоскостей космоса, на которые и индийцы, и иранцы подразделяли существующий мир,—небом, пространством между небом и землей, землей. Сохранившиеся до нашего времени собрания священных гимнов— Веды индийцев и «Авеста» иранцев — очень близки между собой по языку, мифологическим образам, многим сюжетам.
И индийские, и иранские племена называли себя ариями, а свои страны — арийскими. Термин «арии» применим только к индоиранским племенам и народам. Использование этого термина для обозначения индоевропейских (и прежде всего германских) народов не имеет под собой научной основы. В качестве самоназвания слова «арий», «арии» встречаются лишь в индоиранских языках. Так именовали себя творцы Вед и эпических сочинений, составители «Авесты», авторы древнеперсидских надписей. От слова «арии» происходят названия различных индийских и иранских племен и областей. Центральная часть Индии, долина священного Ганга, называлась в древности Арьяварта—«страна ариев», того же происхождения и современное название «Иран».
Все эти общие черты—наследие той отдаленной эпохи, когда предки индийских и иранских племен жили рядом, в пределах единой территории. Данный вывод общепринят в науке и исходит из признания исторической реальности «индоиранского единства». Но где находилась прародина ариев — вопрос, остающийся до сих пор нерешенным, вызывающим оживленные дискуссии. Он непосредственно связан с проблемой происхождения предков индоевропейских народов в целом; но и ее решение пока может быть намечено лишь в самых общих чертах.
Сравнение данных различных индоевропейских языков дает возможность в какой-то мере воссоздать растительный и животный мир, климатические условия, ландшафт областей, где предки индоевропейских народов могли жить в период их совместного обитания. Эти материалы заставляют исключить как полярные и непосредственно примыкающие к ним области, так и жаркие районы Средиземноморья и Южной Азии. Следует учитывать также области распространения индоевропейских народов в исторический период—от кельтских племен Британских островов и Галлии до ариев Индии.
Но тем не менее данные сравнительной лингвистики и археологии не позволяют пока точно решить, где располагалась первоначальная родина индоевропейцев. Ее ищут в Северной и Центральной Европе, на Балканах, в Северном Причерноморье, в южнорусских степях и далее к востоку—в Казахстане и Средней Азии. Эпоха индоевропейской общности относится к глубочайшей древности. Позднее, после «распада» этого единства, различные группы индоевропейских племен расселились по обширным пространствам. Но споры идут и о том, когда и на каких территориях происходило формирование выделившихся из индоевропейской общности предков арийских народов. Прародину ариев помещают в самых различных областях — от низовьев Дуная и Средней Европы до Алтая и границ Индии. Особенно распространена в науке теория среднеазиатского происхождения ариев: ее многочисленные сторонники считают, что именно Средняя Азия явилась местом сложения древних арийских племен, формирования их цивилизации, духовной культуры, эпоса. В индийской науке весьма популярно мнение о том, что Индия была самой ранней областью обитания ариев. Этой версии противоречат, однако, многие данные, и прежде всего распространение предков индоевропейских племен, из среды которых происходили арии.
Не был родиной ариев и Иран. Еще во II тысячелетии до н.э. на его территории обитало население совершенно иной этнической принадлежности. Лишь позднее здесь появились племена, говорившие на иранских языках и называвшие себя ариями. Откуда и какими путями пришли они в Иран, до сих пор остается не вполне ясным. В настоящее время к иранской группе языков принадлежат персидский, таджикский, курдский, осетинский и ряд других. Еще обширнее была область распространения иранских племен в древности. Она охватывала территорию от Северного Причерноморья до Восточного Туркестана.

Г.М.Бонгард -Левин, Э.А.Грантовский

ЗАДАТЬ ВОПРОС >>>

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.